• Главная »
  • Шоу-бизнес »
  • Дмитрий Комаров рассказал почему покинул проект «Танці з зірками», и как на это отреагировала партнерша

Дмитрий Комаров рассказал почему покинул проект «Танці з зірками», и как на это отреагировала партнерша

Популярный телеведущий — о том, почему уступил вое месте на проекте Юрию Ткачу, и как к этому отнеслась его партнерша.

Седьмой эфир «Танцев со звездами» выдался очень непредсказуемым. Да, судьи проекта «1+1» ждали такого поступка от Дмитрия Комарова, но то, что это произойдет именно в этот момент… После оглашения судейских результатов, шоу должны были покинуть Юрий Ткач и Илона Гвоздева. Но Дмитрий Комаров и Александра Кучеренко решили изменить этот результат и уступить свое место их паре, пишет ИПУ ссылаясь на КП.

«Для нас сейчас все пары — наша семья, мы уже давно перестали быть конкурентами. Без Юры Ткача шоу станет слишком серьезным. Спасибо моей партнерше Александре Кучеренко, ведь ей было непросто. Спасибо всем поклонникам, которые голосовали за нас, и прошу средства, полученные за смс и телефонные звонки за нашу пару, перечислить на благотворительность — лечение больного ребенка», — сказал в эфире Дима.

Мы поговорили с Комаровым о том, есть ли жизнь после «Танцев…»

— Дима, кто из вас первым заговорил о том, чтобы отказаться от участия в шоу в пользу других участников?

— Я заговорил вслух, но мы с Сашкой уже мыслили синхронно. Так, между собой мы что-то обсуждали. А вот вчера пришло четкое понимание: пора!

— Когда ребят объявили в номинацию?

— Да, когда объявили, что по голосованию мы прошли дальше. В тот момент мы с Сашкой уже даже и не радовались. Мы тихонько поговорили, и я предложил: давай уступать, потому что наша миссия выполнена. Действительно, на проекте остались сильные пары.

— Хорошо. Она была тоже «за». Так было правильно со всех точек зрения. И она меня полностью поддержала. Мы хотели придумать какие-то красивые слова, но нам удалось только тихонечко перешепнутся, даже толком подумать не успели.— Саша как восприняла твои слова?

Почему мы не сказали сразу? Я – телевизионщик, и понимаю, какую колоссальную работу делают мои коллеги: бессонные ночи, просчет шоу по секундам, ведь это прямой эфир, в котором не должно быть каких-то срывов. Я уважаю труд своих коллег, и сорвать им шоу – ну уж нет! Поэтому я подождал до того момента, когда сорвать уже ничего невозможно.

— Не думал, что это немножко несправедливо по отношению к твоим фанатам, которые голосовали за тебя?

— Нет. Эти деньги, как я объявил в прямом эфире, мы отдадим деткам в моем проекте «Чашка кофе». Это решение мне пришло уже в эфире. Я понимаю, что это формат, к которому я отношения не имею, но в виде исключения я озвучил такую просьбу. Наш канал занимается благотворительностью и поддерживает меня и такие инициативы. Считаю, что так честно. Поклонники меня обязательно поймут, поддержат и будут «за». Ведь за меня так голосуют, что можно выйти в финал и победить. А это тоже не совсем справедливо.

— Многие смотрели проект из-за тебя и считают, что с твоим уходом «Танцы…» немножко проиграли.

— Часть моей аудитории, конечно, смотрела из-за меня. Но, тем не менее, интрига сохраняется, остались сильные в хореографическом плане пары и, мне кажется, даже моим поклонникам будет интересно досмотреть и увидеть, чем же все закончится, как сложится судьба Ткача, который остался в проекте…

В принципе, насколько мне известно, это первый прецедент в мировой истории шоу – еще никто не уходил из проекта добровольно.

Но это правильно и справедливо. Я действительно показал то, что хотел показать, — если не бояться и идти вперед, то каждый может вывернуть свой мир наизнанку.

Все получилось хорошо, только Юра Горбунов очень удивился (смеется).

— Что дальше?

— Проект только закончился, поэтому нужно выдохнуть, прежде всего, и восстановиться.

— Выспаться, в конце концов?

— Пока не получилось. Проснулся по будильнику. Хотел ехать рано на работу, в итоге поехал в поликлинику. Вчера обморозил себе живот.

— Живот?

— На репетиции надорвал мышцу живота. Была такая боль, что прямо искры из глаз посыпались. И чтобы ее как-то минимизировать, мы за минуту до выхода в эфир заморозили мне пресс из балончика (процедура как у футболистов). И — переморозили. Я еще смеялся – на Эвересте не обморозился, а на паркете да. Но я уже привык, что мы что-то ломаем, растягиваем, поэтому это не проблема. Считаю, что мы достойно выглядели и красиво завершили эту историю.

— А знаешь, еще что — тебе очень идут усы! Все девчонки в редакции это говорят.

—  Мне вчера все это говорили. С усами мне вчера все просто уши прожужжали. Все подходили и говорили: Комаров, тебе нужны усы!

— Так, может, да?

— Образ на один раз – очень прикольно.

— Ни о чем не жалеешь?

— Нет. Все хорошо. Это, конечно, были два очень тяжелых месяца, но сейчас наконец-то могу вернуться к своей основной работе, заниматься тем, чем я всегда занимался. А то очень сильно смещались акценты и приходилось только ночами догонять «Мир наизнанку», а дни посвящать танцам.

загрузка...
МЕТКИ